Make your own free website on Tripod.com

КОММЕНТАРИИ

 

Данное вступление, аналогичное мангала-шлоке брахманистских текстов Индии, представляет собой расширенную форму поклонения Трем Драгоценностям (кит. сань бао; санскр. триратна) буддийского учения — Будде, Дхарме и Сангхе. В первой части вступительных стихов речь идет о Будде.

Телесность — условный перевод иероглифа сэ, обычно передающего санскритский термин рупа — “материя”, “чувственное”, “воспринимаемое зрением”.

В тексте употреблен иероглиф цзю — “спасать”. “Спаситель мира” (кит. цзю ши) в данном случае является точным переводом соответствующего китайского выражения.

Дхармовость (кит. фа син; санскр. дхармата) — имеется в виду сущностная природа всех дхарм, понимаемая в дальневосточной буддийской традиции как “природа Будды” (кит. фо син). Истинная реальность (кит. чжэнь жу; санскр. бхутататхата) — реальность как она есть в действительности, вне и помимо рефлектирующего сознания, дословно: “истинная таковость”.

Учение — Дхарма (кит. фа), дословно в китайском переводе — “Закон”.

Здесь употреблен не обычный китайский перевод слова “Махаяна” — да чэн, да шэн, т. е. “Великая Колесница”, а транскрипция мохэянь.

Имеется в виду обзорное изложение основного содержания “Трактата”.

Радость (кит. лэ) — китайский аналог санскритского слова сукха (блаженство).

Татхагата — один из важнейших эпитетов Будды, переводимый с санскрита или “Так Приходящий” (tatha gata), или “Так Уходящий” (tatha agata), что обычно в махаянских текстах интерпретируется как “Ушедший в Истинную Реальность — таковость” или “Пришедший из Истинной реальности”. На китайский язык это слово переводится однозначно: “Так Приходящий” (кит. жу лай).

Истинное Сознание (кит. синь синь). Иероглиф синь, переведенный здесь как “истинный”, дословно означает “верный”, “заслуживающий доверия” и является китайским аналогом санскритского шраддха (вера), т. е. понятия, вынесенного в заглавие “Трактата”. Однако дословный перевод “верующее сознание” внес бы в перевод чуждые тексту христианские коннотации, почему от него и решено было отказаться.

Правильный метод (кит. фан бянь; санскр. упайя) — методы совершенствования и способы, используемые бодхисаттвами для спасения живых существ. Коррелятом упайя является мудрость, праджня (кит. баньжо, божо, чжи).

Прекращение заблуждений и созерцание (кит. чжи гуань; санскритский аналог — шаматха-випашьяна) — весьма важные термины буддийской психотехники, описывающие две операции с сознанием созерцателя: его успокоение, минимализация его аффективности, и анализ его содержания. В буддизме китайской школы Тяньтай эти понятия приобрели дополнительный философский смысл, став важнейшими категориями тяньтайской буддийской мысли. Ср. название одного из основных трактатов тяньтайского мыслителя Чжи-и (VI в.) “Мохэ чжи гуань” (“Маха шаматха-випашьяна”) — “Великое прекращение заблуждений и созерцание”.

Простые люди (кит. фань фу) — имеются в виду т. н. притхагджана, миряне, не являющиеся сознательными последователями того или иного направления буддизма.

Две Колесницы (кит. эр чэн, эр шэн) — Хинаяна и Махаяна.

Сосредоточенное памятование (кит. чжуань нянь) — аналог санскритского смрити; в данном случае один из видов созерцания, специально рассматриваемых в четвертой и пятой главах текста.

Вероятно, имеется в виду рождение во время проповеди на земле грядущего Будды Майтрейи.

Сутра — вместо обычного перевода этого слова как цзин (“канонический текст”; слово имеет ту же этимологию, что и санскритский эквивалент — “основа ткани”) здесь употреблена транскрипция сюдоло.

Здесь употреблены слова сэ (санскр. рупа), синь (санскр. читта; в данном случае, видимо, нама, “психическое”, “духовное” как коррелят рупа — “физическое”, “материальное”) и е (санскр. карма).

Имеется в виду нирвана, точнее, паринирвана Будды.

Махаяна — здесь, как и далее в тексте, речь идет не о Махаяне как учении, а о Махаяне в смысле объекта этого учения. Таким образом, словом “Махаяна” здесь обозначается истинная реальность, таковость (кит. жу, санскр. татхата; кит. чжэнь жу, санскр. бхутататхата).

Мирские дхармы (кит. ши цзянь фа), — видимо, аналог неблагих (кит. бу шань; санскр. акушала) дхарм абхидхармистской традиции, понимаемых в качестве элементов психической жизни, препятствующих достижению пробуждения, просветления и привязывающих живое существо к циклическому существованию (кит. лунь хуэй; санскр. сансара).

Дхармы, выводящие из мира (кит. чу ши цзянь фа), — благие (кит. шань; санскр. кушала) дхармы, элементарные психические состояния, культивация которых способствует достижению пробуждения.

Свойство истинной реальности (кит. чжэнь жу сян; санскр. бхутататхата лакшана) — имеется в виду наделенность сознания в его собственной природе атрибутом совершенной реальности, которая и есть сущностная характеристика его природы.

Субстанция (кит. ти) — дословно: “тело”. Этот термин в традиционной китайской философии передает идею субстанции. Под воздействием китайской добуддийской философии субстанциалистский подход стал весьма характерен и для философии дальневосточных школ буддизма.

Свойства (кит. сян; санскр. лакшана) — сущностные характеристики, существенные признаки.

Функции (кит. юн) — категория традиционной китайской философии, разработанная в рамках даосской философской школы Сюань-сюэ (учение о сокровенном, мистология) III—IV вв. и выражавшая идею акциденции как динамической функции или энергии субстанции (кит. ти). Оппозиция “субстанция-акциденция” стала позднее весьма значимой и для философии китайского буддизма (особенно для школ Хуаянь и Чань).

Здесь и ниже обсуждается вопрос о смысле определения “великий” (кит. да; санскр. маха) в сочетании “Махаяна”, причем, как уже говорилось выше, под Махаяной здесь понимается истинная реальность. Применение слова “великий” рассматривается здесь в трех аспектах: применительно к субстанции (сущности), ее свойствам (санскр. лакшана) и ее функциям-акциденциям.

Вместилище Так Приходящего (кит. жулай цзан; санскр. татхагатагарбха) — одно из важнейших понятий китайской буддийской традиции, восходящее к ряду индийских сутр (“Татхагатагарбха сутра”, “Сутра о львином рыке царицы Шрималы”, “Махапаринирвана сутра” и др.) и шастр (“Ратнаготравибхага”, или “Уттаратантра”, и др.).

Слово гарбха имеет два значения: “хорион” (лоно, матка) и “зародыш”. Китайские переводчики избрали для перевода первое значение и передали слово гарбха через иероглиф цзан (хранилище, вместилище), тогда как тибетцы пошли по второму пути. Двойственность значения слова гарбха хорошо отражает двойственность и самой концепции Татхагатагарбха: с одной стороны, это зародыш “буддовости”, пробужденности, состояния Будды в каждом живом существе, с другой — абсолютная реальность, понимаемая как субстрат сансары и всеобъемлющий абсолют. Субстанциалистские элементы в учении поздней Махаяны нашли поэтому в концепции Татхагатагарбха свое полное выражение: она характеризуется в текстах (“Ратнаготравибхага”, “Баосин лунь”) как вечная (кит. чан; санскр. нитья), блаженная (кит. лэ; санскр. сукха), чистая (кит. цзин; санскр. шубха) субстанция и даже как субстанциальный субъект “я” (кит. во; санскр. атман). Именно этот субстанциализм доктрины Татхагатагарбха обусловил ее первостепенную значимость для китайских буддийских школ (прежде всего для Тяньтай, Хуаянь и Чань). Интересно, что в Тибете, напротив, все сутры, связанные с данной доктриной, считались сообщающими лишь относительную истину, нуждающимися в интерпретации (санскр. нейартха), и то, что было нормой в Китае, оказывалось исключением для Тибета, где на доктрину Татхагатагарбха ориентировалась лишь школа Джонанг-па (“буддийские онтологи” по выражению Д. Руегга), объявленная еще в XVII в. еретической и прекратившая свое существование.

Благие качества (кит. гун дэ) — этим китайским биномом при переводе с санскрита часто передается слово пунья (заслуга).

То есть в силу наличия благих причин и следствий.

Иероглиф чэн (шэн) — “колесница” — здесь употреблен в глагольном значении.

Обитель Так Приходящего (кит. жулай ди), дословно: “земля Татхагаты”. Иероглифом ди (земля) обычно передается санскритское слово бхуми (уровень, ступень совершенствования). Таким образом, санскритский аналог данного словосочетания — татхагата бхуми.

Для передачи слова “Путь” (санскр. марга) употреблен иероглиф дао.

Истинно реальный аспект сознания (кит. синь чжэнь жу мэнь) — имеется в виду абсолютный, изначально пробужденный аспект Единого Сознания (кит. и синь) в отличие от феноменального аспекта Единого Сознания, которому присуще неведение (санскр. авидья) и которое обусловливает сансарическое бывание живого существа (сознание, подверженное смертям и рождениям, кит. синь шэн-ме мэнь).

Дхармовый мир (кит. фа цзе; санскр. дхармадхату) — в махаянских текстах круга теории Татхагатагарбха и в собственно китайских буддийских школах (Тяньтай, Хуаянь, Чань) этот термин означает универсум как единое целое, Единое Сознание (кит. и синь) и всю совокупность его содержания.

Ложная различающая мысль (кит. ван нянь) — понятие китайской буддийской традиции, означающее сущностную направленность омраченного аспекта Татхагатагарбха на различение, проведение различий и конструирование фиктивно независимых сущностей; источник сансарического существования.

Здесь говорится о том, что истинная реальность лишена каких-либо атрибутивных свойств, выражающих ее сущность, и является поэтому неописываемой и невербализуемой.

Дословно: “Если говорить об этой истинной реальности, опираясь на слова, и производить разграничения...” Здесь “Трактат” утверждает, что все классифицируемые аспекты единой реальности, анализируемые ниже, являются по существу конвенциональными, условными, выделяемыми лишь для удобства рассмотрения того, что в принципе не описывается и, разумеется, не является чем-то множественным.

Пустота истинной сущности (кит. жу ши кун) — “апофатический” аспект истинной реальности. Здесь интересно употребление слова “сущность” (кит. ши), передававшего зачастую санскритское дравья (субстанция), что свидетельствует как о субстанциалистской направленности теории Татхагатагарбха, так и об аналогичном характере базировавшейся на ней традиции китайских буддийских школ.

Без притока аффективности (кит. у лоу) — китайский аналог санскритского анасрава, обозначавшего в абхидхармистской традиции тип дхарм, лишенных эмоционально-аффективной окрашенности. Перевод, предложенный выше, впервые был дан В. И. Рудым.

Дословно: “различающей мысли пустого и ложного сознания” (кит. сюй ван синь нянь). Слово “пустой” передается здесь иероглифом сюй, а не кун (санскр. шунья, шуньята).

Возможно, философски вернее было бы перевести “тождества” и “различия”, однако переводчик предпочел более точное следование китайскому тексту, оперирующему понятиями “единство” (кит. и) и “различие” (кит. и). Возможно, что под “различием” здесь имеется в виду “отличное от единства”, “иное, нежели единство”, т. е. множественное.

Второй аспект истинной реальности — “катафатический”, описываемый “Трактатом” как наделенный всеми благими свойствами и качествами и потому “не-пустой” (кит. бу кун; санскр. ашунья). Однако, говорится далее, даже “пустой” аспект в действительности не пуст, не бессуществен и представляется таким только различающей рефлектирующей мысли. Деление сознания на “пустое” и “не-пустое” восходит к сутре “Львиный рык царицы Шрималы” (см. прим. 28).

Дословно: “лишено свойств, которые можно было бы взять” (кит. у сян кэ цюй). Истинное Сознание (кит. чжэнь синь) — внефеноменальный несансарический аспект Единого Сознания (кит. и синь).

Или: не-тождественности и не-отличия.

Алайя-виджняна (кит. алие ши) — “сознание-сокровищница”. В классической Виджнянаваде Асанги и Васубандху — восьмое, субстратное сознание, источник всех эмпирических форм сознания и вместилище следов-впечатлений, “семян” (санскр. биджа), закладываемых и определяемых “силой привычки”, “энергией предыдущего опыта” (кит. сюньси; санскр. васана), как своего рода зародышей последующих тенденций деятельности живого существа.

Цель буддийской практики по Виджнянаваде — прекращение проецирования содержания алайя-виджняны вовне, окончание ее соответствующей направленности, “опустошение” алайя-виджняны от ее содержания, в результате чего направленное само на себя сознание явит себя в качестве татхаты, истинной реальности.

В теории Татхагатагарбха, представленной в “Трактате”, алайя-виджняна является результатом взаимодействия пробужденного и сансарического аспектов сознания и источником всех дхарм.

Пробужденный (кит. цзюэ) — точный перевод соответствующего китайского слова и его санскритских аналогов (санскр. бодхи, будда-буддха, т. е. Пробужденный — ср. с аналогичным русским корнем в словах “будить”, “пробуждаться”). В буддологической литературе часто переводится как “просветленный”.

Дхармовое Тело (кит. фа шэнь; санскр. дхармакайя) — абсолютное “тело” Будды (или всех будд), совершенно пробужденное сознание в универсальном смысле.

Истинное пробуждение безначально по своей природе и сущностно, тогда как непробужденность означает лишь не реализованную, но потенциально имеющуюся пробужденность. В силу этой потенциальной пробужденности все живые существа изначально свободны от уз сансары и являются буддами, но, не зная этого, нуждаются в акте пробуждения как его реализации, это и есть “имеющее начало пробуждение”.

То есть в силу актуального неведения своей изначальной пробужденности.

Простой человек — см. прим. 13.

Здесь и ниже “Трактат” уподобляет стадии реализации пробуждения четырем сущностным состояниям существования в обратной последовательности. Эти состояния (санскр. авастха) суть: 1) достижение пробуждения аналогично рождению (санскр. джати); 2) состояние стабильной практики, ведущей к его достижению, аналогично возмужанию (санскр. стхити); 3) поворотный шаг для вступления на Путь, “изменение”, а также понимание изменчивой природы сознания аналогичен переходу от зрелости к старости (санскр. аньятхатва) и 4) приостановление возникновения различающих мыслей — старости (санскр. ниродха).

Поскольку оно затрагивает лишь конкретные заблуждения, не устраняя общую непробужденность и не знаменуя “поворота в глубочайшей седловине сознания” по выражению “Ланкаватара сутры”.

Колесницы шраваков (слушающих голос) и пратьекабудд (одиноко пробужденных). Эти две Колесницы вместе образуют малую Колесницу Хинаяну (кит. сяо чэн).

Получившие первоначальную установку (кит. фа и) — аналог “появления установки на пробуждение” (кит. фа пути синь; санскр. бодхичитта утпада).

То есть происходит отказ от таких идей, как наличие неких неизменных сущностей (санскр. атмана).

Ментальные конструкты (кит. фэньбе чжи чжао; санскр. викальпа) — дословно: “разделяющее, держащее и облекающее” — имеются в виду некие априорные, беспредпосылочные представления о реальности, искажающие ее природу и препятствующие ее познанию.

Бодхисаттвы, реализовавшие Дхармовое Тело (кит. фа шэнь; санскр. дхармакайя — см. прим. 48), не заблуждаются и относительно устойчивых, стабильных состояний сознания (аналогичных стхити, возрасту возмужания).

Имеются в виду заблуждения относительно реального существования вещей внешнего мира. Пробуждение относительно следования своему Пути (кит. суй фэнь цзюэ) — Ёсито С. Хакэда, следуя Фа-цзану, трактует это название как “относительное пробуждение”.

Дословно: “ступени [ совершенствования] бодхисаттвы исчерпаны” (кит. пуса ди дзинь).

Искусные методы (кит. фан бянь; санскр. упайя) — вторая (наряду с праджней, интуитивной мудростью) составляющая Пути бодхисаттвы, заключающаяся в великом сострадании (санскр. каруна) и умении применять многообразные средства спасения живых существ. Интеграция праджни и упайи ведет к пробуждению (санскр. бодхи).

То есть заблуждений относительно природы сознания.

Определить цитируемую сутру не удалось.

То есть сознание (кит. синь; санскр. читта) в его собственной природе неизменно пребывает (кит. чан чжу), никогда в действительности не возникая (кит. ци).

То есть истинная природа сознания обнаруживается после прекращения деятельности различающей мысли, создающей иллюзию появления, возникновения пробужденного сознания (в действительности всегда потенциально присутствовавшего).

Имеются в виду состояния возникновения, пребывания, изменения и прекращения различающей мысли.

Слово “деятельность” здесь передано через иероглиф е, обычно означающий карму. В данном случае речь идет, видимо, о двух атрибутах пробужденного сознания, рассматриваемого в аспекте его отношения к сансарическим состояниям сознания.

Следы — условный перевод термина сюньси (санскр. васана), дословно означающего: “воскурения”, “аромат, оставшийся после воскурений”. О его смысле см. прим. 46. Обычно переводится как “сила привычки”, “энергия прошлого опыта” и т. п.

В данном случае имеется в виду сущность сознания как изначальная пробужденность.

См. прим. 61.

Речь идет об алайя-виджняне, содержащей в себе как пробужденность, так и непробужденность.

Здесь употреблен бином синь ши (сознание-психика, санскр. читта-виджняна).

Сознание и его омраченность не являются двумя самостоятельными сущностями и не могут быть отделены друг от друга, подобно тому как нераздельны морская вода и волны или, точнее, как волны и вызывающий их ветер, ибо вода (пробужденное сознание) по своей природе неподвижна, и только ветер неведения (кит. у мин; санскр. авидья) заставляет ее волноваться (приводит к появлению эмпирических, сансарических состояний сознания).

Пример с ветром и волнами широко распространен в ориентирующихся на Виджнянаваду и теорию Татхагатагарбха махаянских текстах (ср. “Ланкаватара сутру”).

Совершенные и сокровенные миры (кит. шэн мяо цзин цзе), — вероятно, имеются в виду так называемые “поля Будды” (санскр. буддха кшетра) — миры, созданные силой сознания будд для спасения живых существ. Наиболее известным “полем Будды” является Сукхавати (кит. Цзин ту) — “рай” будды Амитабхи.

Следы-впечатления (кит. сюнь си; санскр. васана) — см. прим. 46 и 68.

Истинная сущностная природа (кит. чжэнь ши син) — имеется в виду реальность всех дхарм как форм проявления Единого Абсолютного Сознания. В данном термине вновь появился субстанциализм доктрины Татхагатагарбха, чуждый другим формам классической индийской махаянской мысли. Так, с точки зрения Мадхъямики, ни одна из дхарм не является самодостаточной сущностью, и поэтому лишена самобытия (кит. цзы син; санскр. свабхава — дословно: “самосущее”, “самоприродность”). В силу этого дхармы пусты (кит. кун; санскр. шунья). По учению Виджнянавады, дхармы являются условными единицами языка описания сознания, которое, будучи реальным (но не субстанциальным), и является их собственной природой. Теория же Татхагатагарбха прямо провозглашает абсолютность и субстанциальность сознания, наделяющего реальностью и все свои проявления.

Субстанция (кит. ти) мудрости (кит. чжи) недвижна (кит. бу дун; санскр. ачала). Ср. генетически, видимо, связанное с данным положением утверждение “Алмазной сутры”: “Действительная реальность (таковая таковость, кит. жу жу) недвижна (кит. жу жу бу дун)”.

Очищенное от притока аффективности (кит. у лоу; санскр. анасрава) — в Абхидхарме класс обусловленных (кит. ювэй; санскр. санскрита) дхарм, которым сопутствует эмоциональная (кит. фань нао; санскр. клеша) омраченность, “заклешенность”. Перевод данного термина как “приток аффективности” впервые предложил В. И. Рудой.

Аффективные препятствия (кит. фань нао ай; санскр. клеша аварана) и познавательные (гносеологические) препятствия (кит. чжи ай; санскр. джнейя аварана) — два типа препятствий на Пути к пробуждению.

Первый из них связан с аффектами и привязанностями чувственно-эмоционального характера (страсти), второй — с заблуждениями в сфере познавательной деятельности (вера в существование индивидуального субстанциального “я”, в реальность и субстанциальность внешнего мира и т. п.).

Первое преодолевается бодхисаттвой благодаря методу (кит. фан бянь; санскр. упайя) и состраданию (кит. бэй; санскр. каруна), второе — мудрости (кит. чжи; санскр. праджня).

Дословно: “свойств (кит. сян; санскр. лакшана) гармонии и согласия (кит. хэхэ)” — имеется в виду алайя-виджняна как уровень сознания, сочетающий в себе и пробужденный, постоянный, и изменчивый, заблуждающийся, аспекты.

Зеркало причины следов-отпечатков (кит. юань сюнь-си цзин), т. е. аспект пробужденного сознания, присутствующий и активно формирующий сферу опыта и, в свою очередь, формирующийся под ее воздействием уровень психики. Он является элементом, делающим возможным появление у живых существ установки на достижение пробуждения.

То есть культивировать благие (кит. шань; санскр. кушала) дхармы, способствующие духовному прогрессу.

То есть как бы отражая ее в себе и обнажая тем самым природу различающего мышления.

Имеется в виду активная, деятельная (кармическая) сторона непробужденного сознания (кит. у мин е), обусловленная неведением (кит. у мин; санскр. авидья).

Дословно: “зрящий”, “могущий зреть”, “воспринимающий” (кит. нэн цзянь). Единое Сознание под влиянием имманентной ему (но акцидентальной, в отличие от субстанциальности пробуждения) непробужденности как бы поляризуется, полагая себя вначале в виде субъекта, а потом и в виде коррелирующего с ним, но вторичного по отношению к нему, объекта (кит. цзин цзе или, в других текстах, — “зримое”, “то, что зрится”, “воспринимаемое” — со цзянь).

Различающая мысль, обусловливающая привязанность к желаемому и отвращение от нежелаемого.

Уровень непосредственного функционирования упомянутой выше привязанности.

Имеется в виду механизм порождения ментальных конструктов-концептов (кит. цзи мин-цзы; санскр. викальпа), подменяющих собой для сансарического существа реальность.

Таким образом порождается низший уровень опыта, лишенный какой-либо реальности, но подменяющий ее для сансарического существа (санскр. парикалпита) в отличие от относительно реального, — уровень понимания реальности в категориях абхидхармического анализа (санскр. паратантра) и абсолютной реальности как Единого Сознания (санскр. паринишпанна). Следующим этапом погружения в заблуждение является собственно кармическая активность живого существа и вовлеченность его в непрерывный цикл рождений-смертей (кит. лунь хуэй; санскр. сансара).

Таким образом, схема развертывания непробужденного (кит. бу цзюэ) аспекта Единого Сознания (кит. и синь) такова: 1) наличие его деятельного характера, обусловленного неведением и тождественного тенденции к развертыванию; 2) полагание непробужденного аспекта сознания в виде субъекта; 3) его полагание себя в виде коррелирующего с субъектом объекта; 4) на основе субъект-объектной дихотомии появление: а) различающего мышления; б) потенциальной возможности привязанности; в) актуальной привязанности, проявляющейся во влечении и отвращении; г) ментального конструирования псевдореальности; д) развертывания кармической активности и вовлечения в циклы рождений-смертей; е) переживания страдания как фундаментальной характеристики сансарического существования.

Источник данной цитаты определить не удалось.

Данное утверждение вытекает из махаянской доктрины о тождестве нирваны и сансары, согласно которой с позиции абсолютной истины вообще нельзя говорить о достижении нирваны, ибо все дхармы пребывают в ней изначально.

То есть вследствие сансарической деятельности, обусловленной аффектами (санскр. клеша) и неведением (санскр. авидья).

Вероятно, имеется в виду материя (кит. сэ; санскр. рупа), связанная с деятельностью бодхисаттв (“превращенная”, “магическая”, “созданная мыслью” — санскр. нирмана, маномайя).

Здесь употреблены следующие психологические термины школы Виджнянавада: читта (кит. синь) — психика в широком смысле, отождествляемая в Виджнянаваде с сознанием-сокровищницей (санскр. алайя-виджняна); манас (кит. и), отождествляемый с мановиджняной (кит. ши) — самосознанием, и виджняна, то есть сознание как таковое, иногда конкретно сознание пяти форм чувственного восприятия. Вместе с тем следует отметить, что автор “Трактата” часто употребляет эти термины в особом, далеком от классической Виджнянавады смысле, который становится ясен в ходе последующего изложения.

Разум (или ум) — условный перевод термина манас (кит. и). Здесь манас описывается как аспект сознания, который, будучи непробужденным, обладает способностью не только выступать в роли воспринимающего субъекта (кит. нэн цзянь), но и способен также в силу своей интенциальной обращенности вовне конструировать объекты, считающиеся внешними, он также считается ответственным за привязанность к этим объектам.

Здесь употреблен термин нэн цзянь (способный к видению, зрящий), обозначающий воспринимающего субъекта.

Чувственные образы — дословно: “материальные образы” (кит. сэсян). Термины “проецирующее сознание” (санскр. кхьяти виджняна) и “различающее объекты сознание” (санскр. васту пративикальпа виджняна) восходят к “Ланкаватара сутре”, оказавшей, видимо, большое влияние на автора “Трактата”.

Кит. и цзин чжи ши ху жань эр нянь.

Кит. вэй лай чжи ши бу цзюэ ван люй.

Сознание — здесь синь (санскр. читта). Выражение: “Все три мира пусты и иллюзорны, будучи порождением только сознания” (кит. сань цзе сюй вэй, вэй синь со цзо), ставшее классическим, восходит к ранней махаянской сутре (I—II вв. н. э.) — “Дашабхумика сутре” (“Сутре о десяти ступенях пути бодхисаттвы”), которая позднее (в Центральной Азии или уже в Китае) была введена в “Аватамсака сутры” [ Хуаянь цзин] .

Данное утверждение не только охотно использовалось в учении школы Хуаянь, базировавшейся на доктрине Татхагатагарбха, но и считалось каноническим подтверждением главного тезиса Виджнянавады. Не случайно, что Васубандху, один из создателей Виджнянавады, считается автором комментария к “Дашабхумика сутре”. Сама цитата из сутры может быть точно переведена следующим образом: “Все, что принадлежит трем мирам, — это только сознание” (см. также комментарий Васубандху [ Трипитака годов Тайсё, т. 26, с. 169] ). Три мира — мир желаний (кит. юй цзе; санскр. камадхату), мир форм (кит. сэ цзе; санскр. рупадхату) и мир не-форм (кит. у сэ цзе; санскр. арупа дхату) — три уровня буддийского психокосма, коррелирующие с уровнем сознания живых существ, населяющих это трехмирие (обитатели ада, голодные духи-прета, животные, люди, титаны-асуры и боги-дэва; на уровне не-форм пребывают йогины, достигшие определенных ступеней созерцательного сосредоточения санскр. дхьяна).

Здесь употреблен термин лю чэнь (дословно: “шесть видов пыли”), обозначающий вишайя, чувственно воспринимающиеся предметы как объекты сознания. По-китайски фраза выглядит так: ли синь, цзэ у лю чэнь цзин цзе. Шесть видов чувственного восприятия — зрительное, слуховое, вкусовое, обонятельное, осязательное и осознавание как функция манаса (его объекты — дхармы).

То есть сознание (кит. синь; санскр. читта), не наделенное свойствами (кит. сян; санскр. лакшана), которые могли бы рассматриваться в качестве субстанциальных сущностей.

Исчезнут в силу того, что не обладают собственной природой, будучи субстанциально тождественными сознанию и являясь по существу его элементарными состояниями.

Имеются в виду Колесницы как Пути совершенствования (кит. чэн; санскр. яна), относимые махаянистами к Хинаяне (кит. сяо чэн). Это Колесницы слушающих голос (кит. шэн вэнь; санскр. шравака) и будд-для-себя (кит. юаньцзюэ, бичжи фо; санскр. пратьекабудда).

Правильная вера — дословный перевод китайского чжэн синь (санскр. самьяк шраддха).

Здесь употреблено выражение фа синь (санскр. читтотпада), которое, видимо, тождественно стандартному бодхичиттотпада (кит. фа пути синь) и означает появление у бодхисаттвы установки на достижение пробуждения или просветления (санскр. бодхи) на благо всех живых существ.

Аналитическое созерцание (кит. гуань ча), — вероятно, имеется в виду випашьяна (кит. гуань), созерцание, направленное на достижение внутреннего переживания истин буддизма через их аналитическое рассмотрение и являющееся наряду с шаматха (прекращение, успокоение, кит. чжи) важнейшим аспектом буддийской психотехники.

Омраченное неведение (кит. у мин; санскр. авидья). В переводе также используются следующие синонимы: непросветленность, непросветленное неведение, заблуждение.

Дхармический универсум, или дхармовый мир — дхармадхату (кит. фа цзе) как синоним абсолютной реальности, охватывающей все уровни и аспекты существования.

Внезапно (кит. ху жань). Комментаторы неоднократно истолковывали это место, поскольку оно затрагивает фундаментальную проблему буддизма, проблему возникновении неведения, заблуждения. Фа-цзан, крупнейший идеолог школы Хуаянь и комментатор “Трактата”, вслед за корейским монахом Вонхё (кит. Юань-Сяо) считает, что авидья является единственным источником аффектов сознания и поскольку ничто другое не может быть таковой причиной, в “Трактате” и говорится, что авидья возникает внезапно. При этом “внезапно” означает “безначально”, поскольку нет никакого иного состояния, предшествующего состоянию авидьи. Поэтому слово “внезапно” не имеет никакого значения, связанного с последовательностью во времени; авидья является безначальной, но не бесконечной, поскольку перестает существовать после пробуждения (санскр. бодхи) [ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 214 — 215, 267] .

Монах эпохи Мин (1368—1644) Чжэнь-цзе в своем комментарии к “Трактату” (1599) комментирует “внезапно” как “бессознательно”, “без осознания причины” (кит. бу цзюэ) [ Yoshito S. Hakeda. The Аwakening of Faith. New York, 1967, р. 51] .

Как отмечает Ё. Хакэда (там же), если ху жань является переводом санскритского слова, то этим словом должно быть акасмат (без причины, случайно). Если это так, то к данному пассажу вполне применима метафора хуаяньского монаха Цзы-сюаня (ум. в 1038 г.): “Неведение подобно пыли, которая внезапно покрывает зеркало, или облаку, внезапно появившемуся в небе”[ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 360] .

Ё. Хакэда по этому поводу замечает, что поскольку, как учит “Трактат”, человек по своей природе пробужден, неведение для него не сущностный, а лишь акцидентальный фактор. Следствием его является бессознательное и временное отстранение от природы сознания как истинной реальности (санскр. татхата). При отсутствии осознания этого отстранения, однако, неведение не может быть объектом интеллектуального анализа, так как для интеллекта истоки неведения остаются непредставимыми и могут даже мифологизироваться. Поэтому слово “внезапно” как нельзя лучше подходит для описания возникновения авидьи [ Ор. cit., р. 51] .

См. прим. 105.

Названия ступеней бодхисаттвы, приводимые в “Трактате”, не совпадают со стандартными названиями, приводимыми в “Дашабхумика сутре” и “Виджняптиматрасиддхи шастре”.

Или: “сущностным свойством непрерывной длительности (континуальности)” — кит. бу дуань сян.

Возможно, соответствует второй ступени бодхисаттвы по стандартному перечислению.

См. прим. 113.

См. прим. 113. Возможно, имеется в виду седьмая ступень, когда бодхисаттва пребывает “в действиях, лишенных сущностных свойств” (кит. чжу юй у сяк син).

Имеется в виду наличие тонкой формы неведения, не связанного с репрезентатируемым сознанием мира объектов.

См. прим. 113. “Свобода от материального” — кит. сэ цзы цзай (возможный перевод: “свобода от формы”).

Имеется в виду наличие тонкой формы неведения, предшествующего этапу выделения в Едином Сознании воспринимающего субъекта.

Свобода сознания (или, точнее, “свобода от сознания”) — кит. синь цзы цзай. Имеется в виду свобода от сознания, подверженного какой-либо аффективности.

Коренная предрасположенность к кармической деятельности (кит. гэнь бэнь е) — подсознательное влечение к сансарическому существованию, предшествующее даже субъект-объектным отношениям при наличии непробужденности. Фундаментальная подсознательная тенденция, влечение к “в-сансаре-бытию”, авидья в чистом виде. Татхагата (Так Приходящий, кит. жулай) — один из основных эпитетов Будды (см. также выше).

Согласие, соотнесенность — кит. сян ин.

Истинная реальность как она есть — санскр. бхутататхата (кит. чжэнь жу).

Неведение (кит. у мин; санскр. авидья) — в других местах переводится так же, как “непросветленное неведение”, исходя из буквального значения китайского слова “непросветленность”.

Неправильное знание (кит. чжи ай), дословно: “препятствие, [ связанное со] знанием” (санскр. джнейя аварана), — гносеологическое препятствие для достижения пробуждения (наличие ложных воззрений). Другое препятствие — клеша аварана (кит. фань нао ай) — “препятствие, [ связанное с] аффектами”.

Свободная деятельность (кит. цзы жань е) — здесь употреблен даосский термин, исходно означающий самоестественную спонтанность бытия.

Познание, соответствующее природе всех родов мирских объектов (кит. суй шунь ши цзянь и це цзин цзе чжун чжун чжи; санскр. приштхалабдха джняна), — мудрость, приобретенная пробужденным сознанием после постижения природы сансары и направленная на спасение живых существ. Страдание как фундаментальная характеристика сансары становится в полном объеме понятно только после достижения пробуждения, что, в свою очередь, порождает установку на избавление живых существ от этих страданий.

“Грубое” соотносится с первым типом омраченностей сознания, “тонкое” — со вторым (см. выше).

То есть миру, как он воспринимается людьми, не вступившими на Путь буддийского совершенствования.

По мнению Вонхё (Юань-сяо), с которым согласен и Фа-цзан, “психическая активность, относящаяся к сфере сансарических заблуждений типа “тонкое тонкого”, имеет место, когда нет еще разделения на воспринимающего и воспринимаемое (субъект и объект). Поскольку по характеру эта деятельность чрезвычайно тонка, только будды знают о ней” [ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 216, 269; Yoshita S. Наkeda. Ор. сit., р. 54—55] . Интересно, что в варианте Шикшананды эта фраза относительно наличия “тончайшей из тонких” омраченностей у будд вообще опущена.

Причина и сопутствующее условие (кит. инь-мань; санскр. хету-пратьяя). Например, причиной огня является наличие у дерева свойства горения, но загорается оно только тогда, когда имеет место дополнительное условие (зажигание его человеком, попадание молнии и т. д.). См. также ниже.

Дословно: “ложно создаваемый мир объектов” (кит. ван цзо цзин цзе).

Слова “к ложной идее субстанциального субъекта” (кит. во; санскр. атман) добавлены переводчиком, исходившим при этом из контекста высказывания.

Образ ветра, воды и волн для разъяснения связи между изначально пробужденным сознанием, неведением и сансарой восходит к “Ланкаватара сутре” и является очень распространенным в дальневосточной буддийской традиции.

Шесть видов пыли (кит. лю чэнь) — шесть типов объектов чувственного восприятия. См. прим. 102.

Кит. алохань (санскр. архат), кит. бичжи фо (санскр. пратьекабудда) и кит. пуса (санскр. бодхисаттва).

См. прим. 132.

Путь — кит. дао. Здесь синоним “пробуждения” (санскр. бодхи).

Кит. и сюнь си — “следы-впечатления, оставляемые в манасе”.

Согласно Фа-цзану, первый тип следов-впечатлений (санскр. васана) определяется как нэй сюнь (внутренние следы) [ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 271] . Это как бы импульс, идущий из глубин сознания, из его собственной природы, импульс, побуждающий вступить на Путь пробуждения и идущий как бы из “сущности” в “существование”, из нирваны в сансару. Поскольку он исходит из самого человеческого существа, его и называют “внутреннии следом” [ Yoshita S. Наkeda. Ор. сit., р. 59] .

Кит. юн сюнь си, что можно интерпретировать как “следы-впечатления, оставляемые внешними влияниями”.

То есть формирует свои собственные проявления, обнаруживающиеся и в качестве объектов сознания. Возможно, что здесь слово цзин цзе (объективное) обозначает именно объективированные проявления данных васан. Старейший комментатор “Трактата” Тань-янь (516—588) считает, что здесь речь идет о магическом творении чувственных объектов [ Yoshita S. Наkeda. Ор. сit., р. 60). Истинная реальность не может быть объектом или объектами. Объективируясь, она становится относительно истинной, нирвана превращается в сансару.

Поэтому следует согласиться с Ё. Хакэда, считающим (см. там же), что это выражение следует понимать фигурально как “открывает” или “обнаруживает” себя, “проявляет себя изнутри” и т. п.

Здесь истинная реальность как она есть определяется как плерома (полнота) всех дхарм без притока аффективности (кит. цзюй у лоу фа; санскр. анасрава дхарма). Согласно Фа-цзану, термин анасрава дхарма здесь должен пониматься в смысле “изначально пробужденного состояния не-пустоты” (кит. бу кун; санскр. ашунья), т. е. изначально пробужденной полноты сознания [ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 271] .

Кит. во цзянь; санскр. атма дришти.

Добросердечие, добрая речь, благотворительность и сотрудничество.

См. прим. 139.

Кит. тун ти чжи, дословно: “единотелесной (или единосубстанциальной) [ с истинной реальностью] мудростью”. Монах Цзы-сюань (ум. в 1038 г.) по этому поводу говорит: “По сути своей мудрость является тем же самым, что и истинная реальность... Мудрость позволяет узнать, что все люди и обычные люди, и мудрецы, омраченные и чистые все они равно пребывают в единстве с реальностью” [ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 372; Yoshita S. Наkeda. Ор. сit., р. 63] .

Совершенствование свободных деяний (кит. цзы цзай е сю син). Согласно Фа-цзану, это “мудрость, возникающая после пробуждения, которая действует спонтанно, сообразуясь со всеми обстоятельствами мира” [ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 273] .

Слова, выделенные курсивом, отсутствуют в тексте, помещенном в “Трипитака годов Тайсё”, и восстановлены по комментарию Фа-цзана [ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 273] .

Весь анализ проблемы “неведения”, предложенный в “Трактате”, свидетельствует о том, что “неведение” понимается в нем как начало исключительно гносеологического, а не онтологического характера, поскольку описывается как безначальное, но не бесконечное, в отличие от вечной и непреходящей истинной реальности как она есть (санскр. бхутататхата), являющейся собственной природой сознания [ Yoshita S. Наkeda. Ор. сit., р. 64] .

Слушающие голос (кит. шэн вэнь; санскр. шравака) и одиноко пробужденные (кит. юань цзюэ; санскр. пратьекабудда) — обычные в махаянских текстах обозначения последователей Малой Колесницы — Хинаяны.

Начальный предел (кит. цянь цзи), конечный предел (кит. хоу цзи). Имеется в виду безначальность и бесконечность истинной реальности как она есть (кит. чжэнь жу; санскр. бхутататхата).

Благие качества (кит. гундэ; санскр. гуна) — имеется в виду бесконечное число положительных атрибутов, которыми истинная реальность наделена как “сущая сама по себе”, тогда как для сансарического сознания, омраченного неведением, она представляется пустой и безатрибутной.

Вечность (кит. чан; санскр. нитья), блаженство (кит. лэ; санскр. сукха), истинное “я” (кит. во; санскр. атман), чистота (кит. цзин; санскр. шубха) — четыре парамиты (здесь: фундаментальных атрибута) истинной реальности как она есть. Эти четыре атрибута прямо противоположны четырем фундаментальным характеристикам сансары, мира рождений-смертей, каковыми являются: непостоянство (кит. у чан; санскр. анитья), страдание (кит. ку; санскр. духкха), бессущностность, “все-без-я”, (кит. у во; санскр. анатма) и загрязненность (кит. гоу; санскр. ашубха).

Такая характеристика истинной реальности характерна для текстов, связанных с теорией Татхагатагарбха и восходит к таким каноническим текстам Махаяны, как “Махапаринирвана сутра”, “Шрималадеви симханада сутра”, а также к столь авторитетному трактату, как “Ратнаготра вибхага” (“Уттаратантра”), приписывающемуся в тибетской традиции бодхисаттве Майтрейе и Асанге, а в китайской — Сарамати (Цзяньхуэй).

По существу, в данной доктрине мы имеем дело с переформулированным в буддийской терминологии важнейшим постулатом индийской религиозной мысли (брахманистская традиция), восходящим еще к Упанишадам: “Атман есть Брахман” (“истинное “я” тождественно Абсолюту”). Теперь эта формула приобретает вид: “Татхата есть атман” или “Дхармакайя (Дхармовое Тело Будды) есть атман (истинное “я”)”.

Под Дхармой Будды (кит. фо фа) здесь имеется в виду Дхармовое Тело Будды (санскр. дхармакайя). Представляется возможным сопоставить излагаемое в “Трактате” учение об истинной реальности как сущности, наделенной бесконечным количеством благих атрибутов, не только с Сагуна Брахманом (Абсолютом с качествами) брахманизма, но и со средневековым схоластическим определением Бога как совокупности всех реальностей.

Интересно, что хотя обычно буддийская философия Махаяны сопоставляется с брахманским учением Адвайта-веданты, где единственной реальностью признается бескачественный Абсолют (Ниргуна Брахман), концепция данного “Трактата” ближе к более поздним типам Веданты, где Абсолют, наделенный качествами (Сагуна Брахман), ставится выше бескачественного Брахмана не-двойственной Веданты (Рамануджа, Мадхва, Валлабха и др.).

Кит. жулай фашэнь; санскр. татхагата дхармакайя.

Не-двойственна (кит. бу эр; санскр. адвайя) — не-двойственность, не-дихотомичность — одна из важнейших характеристик истинной реальности в махаянском буддизме. Интересно тонкое различие между брахманским термином адвайта и буддийским адвайя, равно обозначающими не-двойственность. Первый из них акцентирует единство реальности, второй — отсутствие в истинной реальности оппозиций, противоположностей и вообще какой-либо дихотомии (так, согласно китайской буддийской школе Хуаянь, в действительности единство и множественность, субъект и объект и другие пары противоположностей вовсе не являются оппозициями: и то и другое есть, но их противостояния или противоречия между ними нет).

Различие (кит. чабе) — речь идет о правомерности утверждения о множественности атрибутов (качеств) реальности при условии декларирования ее не-двойственного характера.

Речь идет о том, что хотя истинной реальности как она есть в высшем смысле и не могут приписываться никакие характеристики, тем не менее условно таковые могут быть установлены, подобно множественности характеристик, присущих дхармам, опирающимся на кармическую активность сознания.

Дословно: “не пребывают в различающей мысли”. Другими словами, истинная реальность отнюдь не тождественна тому, что представляется реальным омраченному неведением сознанию, поскольку последнее ложно приписывает реальности свои собственные характеристики. Иначе можно сказать, что истинная реальность превосходит все ментальные конструкты, принимаемые сансарическим существом за нечто действительно реальное.

То есть никакой акт восприятия не может охватить все множество объектов. Все невоспринятые объекты останутся таковыми, пребывая вне актуального содержания данного сознания на данный момент.

То есть приписывает свои собственные свойства (дхарма как элемент потока психической жизни живого существа, континуума — сантаны) внешним вещам.

Дхармакайя Татхагатагарбха (кит. фа шэнь жулай чжи цзан).

Причинная ступень (кит. инь ди) — имеется в виду ступень совершенствования бодхисаттвы, предшествующая достижению состояния Будды (ступень плода, кит. го ди).

Парамиты — совершенства, переводящие на другой берег существования, то есть в нирвану. Наиболее известен список из шести парамит: дана-парамита (совершенство даяния), шила-парамита (совершенство соблюдения обетов нравственности), кшанти-парамита (совершенство терпения), вирья-парамита (совершенство усердия), дхьяна-парамита (совершенство созерцания) и праджня-парамита (совершенство мудрости).

Космические циклы (кит. цзе; санскр. кальпа) — цикл существования мира от его возникновения из пустоты до разрушения и формирования нового мира (начало следующего цикла).

В поздней Махаяне выделялось два аспекта Дхармового Тела: когнитивный (Дхармовое Тело Мудрости, санскр. джнянадхармакайя) и бытийственный (Дхармовое Тело Самобытия, санскр. свабхавикадхармакайя).

Здесь вводится важнейшее махаянское учение о двух истинах: профанической, или условной (кит. цзя ди; санскр. санвритти сатья), и абсолютной (кит. чжэнь ди; санскр. парамартха сатья). Классическая формулировка этой теории принадлежит Нагарджуне (Мула мадхъямика карика, ХХIV, 8, 9, 10):

“Разъяснение Учения Будды возможно на основанни двойственной истины: первая есть условная истина, вторая — абсолютная истина. Не знающие различия между этими двумя истинами не знают подлинной сути наставлений Будды. Абсолютная истина не может быть показана иначе как на основе относительной истины (санскр. вьявахара сатья); без постижения абсолютной истины Нирвана не может быть обретена”.

Абсолютная истина — это истинное знание относительно реальности как она есть в действительности (санскр. татхата, нирвана, дхармакайя и т. д.). Эта истина может быть пережита и обретена, но не сообщена другому или адекватно описана.

Условная истина — эмпирическая истина, которая может быть сообщена языковыми средствами. Это истина, согласующаяся с опытом и другими источниками познания. Выражаясь языком кантианской философии, первая есть истина относительно ноуменального, вторая — феноменального.

Отраженное Тело (кит. ин шэнь), иначе — Превращенное Тело (кит. хуа шэнь; санскр. нирманакайя), магически созданное Тело. Это третье из Тел Будды, создаваемое Буддой силой своей психической энергии на уровне мира желаний (кит. юй цзе; санскр. кама дхату), для проповеди Учения существам этого мира (прежде всего — людям). С точки зрения Махаяны, таким Отраженным Телом был и Сиддхартха Гаутама Шакьямуни, исторический Будда.

Поскольку нирманакайя является Телом, созданным психической силой Будды (санскр. маномайя), то его также можно считать продуктом трансформации сознания (кит. чжуань ши).

Ограничения (кит. фэнь ци) — дословно: “разграничиваемое и равное”.

Тело Воздаяния (кит. бао шэнь; санскр. самбхогакайя) — второе из Тел Будды, создаваемое Буддой на уровне мира форм и не-форм. В этом теле будды обретают нирвану как положительное блаженство и общаются с бодхисаттвами и йогинами, сознание которых разворачивается на данном уровне. Отсюда и восприятие будд самбхогакайя как “медитативных”, “созерцательных” будд. В иконографии изображения будд самбхогакайя имеют короны и другие многочисленные атрибуты славы и величия.

Это Тело называется Телом Воздаяния, поскольку создается бесчисленными заслугами будд. Китайское слово бао очень удачно передает идею санскритского термина, поскольку означает и плод, результат, воздаяние (в том числе и в добуддийских религиозных представлениях Китая), и связь, коммуникацию, передачу информации (ср. современное китайское баочжи — “газета”, дословно: “информационная бумага”).

Слово “признаки” добавлено по смыслу. Дословно: “[ это] Тело имеет неисчислимые чувственные формы (кит. сэ; санскр. рупа), чувственные формы имеют неисчислимые свойства (кит. сян; санскр. лакшана), свойства имеют неисчислимые блага (кит. хао)”.

Анасрава васана ачара (кит. у лоу син сюнь).

Шесть путей (кит. лю дао) — имеется в виду шесть типов живых существ сансарического мира: божества (санскр. дэва), титаны (санскр. асура), люди, животные, голодные духи (санскр. прета) и обитатели адов.

Здесь объясняется китайское обозначение нирманакайя как Тела Соответствия (кит. ин шэнь). Если Дхармовое Тело является истинной реальностью как она есть, а в своем потенциальном присутствии в каждом живом существе — Вместилищем (Зародышем) Так Приходящего (Татхагатагарбха), а Тело Воздаяния — этой же реальностью в восприятии бодхисаттв, идущих по ступеням совершенствования, то Тело Соответствия (Отражения) соответствует разным типам сознания сансарических существ и воспринимается ими в соответствии с их особенностями.

“То” и “это” (здесь: би цы; чаще: би ши) — со времен Чжуан-цзы (IV—III вв. до н. э.) распространенное в китайской философии обозначение объекта и субъекта.

Чувственно воспринимаемая форма (кит. сэ ти) — дословно: “материальное тело” или “тело цвета и формы”.

Здесь декларируется учение о недуальной природе реальности, в которой не существует двойственности материи (кит. сэ; санскр. рупа) и сознания (кит. ши; санскр. видяжняна), создаваемой лишь неведением (кит. у мин; санскр. авидья) сансарического сознания.

Природа и сознания, и материи тождественна и сводится к чистому знанию, премудрости (кит. чжи; санскр. джняна), и поэтому физическое тело по сути своей тождественно когнитивному аспекту Дхармового Тела (санскр. джнянакайя или джнянадхармакайя). Эта тема особенно подробно разрабатывается в тантрическом (кит. цзинь ган чэн; санскр. ваджраяна) буддизме.

Фраза, переведенная выше как “...телесная форма, разделенная на отдельные чувственно воспринимаемые формы...” точно должна переводиться как “телесная форма не имеет оформленности” (кит. сэ ти у син), однако, по-видимому, в тексте произошла случайная замена знака фэнь (разделяться) на у (нет, не имеет).

“Свободные энергии истинной реальности” (кит. чжэнь жу цзыцзай юн). Словом “энергия” здесь переведено юн — “употребление”, “использование”, “функция”, “динамическая акциденция”, значение которого близко к исходному греческому значению слова “энергия”.

Пять скандх (кит. у инь; санскр. панча скандха) — пять групп элементов (санскр. дхарм), конституирующих эмпирическую личность. Они суть: материя (кит. сэ; санскр. рупа), ощущение (кит. шоу; санскр. ведана), способность формировать представления (кит. сян; самджня), формирующие факторы (кит. син; санскр. санскара) и сознание (кит. ши; санскр. виджняна).

Материя и сознание (психика в широком смысле) — рупа и читта (кит. сэ и синь). Материя — рупа скандха (кит. сэ инь), психика — остальны четыре скандхи.

Шесть органов чувств (“шесть видов пыли” кит. лю чэнь; санскр. индрия) — пять органов чувственного восприятия и манас как “орган” восприятия “умопостигаемого” (санскр. дхарма), тесно связанный с памятью (“память предыдущего момента”), что определяет его ведущую роль в создании сантана — “психического континуума как личности” (санскр. пудгала) в ее протяженности во времени.

Имеются в виду два аспекта буддийской теории Анатмавада (кит. у во): пудгала найратмья (кит. жэнь у во), согласно которой индивидуальная душа отсутствует и личность представляет собой упорядоченное сочетание групп элементов (санскр. скандха), и дхарма найратмья (кит. фа у во), согласно которой каждый элемент (санскр. дхарма), в свою очередь, является не онтологической (санскр. дравья сат), а лишь мыслимой реальностью (санскр. праджняпти сат).

Цель данного рассуждения показать, что любой атрибут может приписываться истинной реальности нашим сознанием лишь условно и в пропедевтических (санскр. упайя) целях, причем он не должен восприниматься в качестве сущностного свойства самой реальности, превращающейся иначе просто в один из “феноменов”. Столь же условны и атрибуты “без-атрибутности”, или “небытийности”, характеризующие реальность не саму по себе, а лишь как представление о ней в заблуждающемся сознании, которое только лишь и может мыслить реальность как “пустую”, “бескачественную”, “неопределимую”, подобную “пустому пространству” и т. д. Здесь же текст формулирует и позицию китайской Виджнянавады относительно проблемы реальности внешнего мира — “никакой материи (кит. сэ; санскр. рупа) вне сознания (кит. синь; санскр. читта) нет” и це сэ фа бэнь лай ши синь, ши у вай сэ. Жо у вай сэ чжэ, цзэ у сюй кун чжи сян. Это утверждение отличает позицию китайских Виджнянавадинов от индийских (по крайней мере, основоположника школы Васубандху и других мыслителей до Дхармапалы (к. VI н. VII вв.), выступавших с отрицанием приписывания качества “быть реальными и внеположными сознанию” чувственным объектам (санскр. вишая), не отрицая существования стоящих за ними объектов (санскр. васту).

Подробнее см. прим. 185.

Здесь в рассуждении о соотношении качеств или атрибутов (кит. гундэ; санскр. гуна), присущих реальности в ее самобытии, используется фундаментальный буддийский абхидхармический принцип неотличимости носителя (санскр. дхарма) от несомого им качества, противостоящий брахманистскому субстанциализму, разграничивающему субстанцию и несомые ею качества.

Внешние учения (кит. вай дао; санскр. тиртхика) — здесь имеются в виду учения брахманских школ, признававших доктрину Бога-Творца (санскр. ишвара).

Общий смысл данного пассажа заключается в том, что пробуждение и неведение, нирвана и сансара, не должны рассматриваться как взаимоисключающие и связанные с последовательностью во времени понятия (вначале нирвана, потом сансара, потом снова нирвана и т. п.). Связь между ними предполагает лишь логическое предшествование: логически изначальное пробуждение предшествует неведению и является его “базой”, нирвана первичнее сансары и “основа” последней. Ср. высказывание Фа-цзана: “Узнав, что ложное зависит от истинного, люди думают, что вначале существует истинное, а потом появляется ложное. Так они утверждаются в ложных взглядах на природу начала. Или напротив, некий проповедник ложных взглядов может утверждать, что из первоначального мрака пробуждение как раз и возникает, а люди будут считать, что вначале были погруженные в сансару живые существа, а затем опирающееся на истину освобождение из нее[ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 277б] .

То есть учения, признающие теорию пудгала найратмья, а не дхарма найратмья. Подробнее см. прим. 185.

То есть Хинаяна: Колесницы шраваков (слушающих голос) и пратьекабудд (будд-для-себя).

См. прим. 184.

Здесь излагается махаянская доктрина неописываемости собственной природы дхарм, выступающей в таком контексте в качестве шуньяты (пустота, кит. кун), адвайя (недвойственность, кит. бу эр) или нисвабхава (без-само-природы, кит. у цзы син). Не-деятельное (кит. у вэй; санскр. асанскрита) — дхармы, неподверженные сансарическому волнению. Абхидхарма относит к ним пространство и два вида “угасания” (санскр. ниродха, нирвана). Деятельное (кит. ю вэй; санскр. санскрита) — все остальные дхармы, вовлеченные в сансарическое волнение.

Неустановившиеся (кит. бу дин) — существа, чье движение по Пути к состоянию Будды неравномерно, и успехи чередуются с отступлениями назад, а также те, кто не получили заверения от того или иного будды, что они достигнут пробуждения.

Десять благих дел (в дальневосточной традиции): не убивать, не красть, не прелюбодействовать, не лгать, не краснобайствовать, не клеветать, не двурушничать, не завидовать, не гневаться и не поддерживать ложные взгляды.

Бодхи (кит. пути) — пробуждение, просветление.

Семя Так Приходящего (кит. жулай чжун; санскр. татхагата биджа), — возможно, то же, что и татхагата готра, татхагата кула — “семья Татхагаты”, то есть люди наивысших способностей, быстрее других могущие реализовать свою природу как природу Будды.

См. прим. 191.

Правильное памятование (кит. чжэн нянь; санскр. самьяк смрити) — седьмая ступень Благородного Восьмеричного Пути (кит. шэн ба дао; санскр. арья аштанга марга) аналитическое размышление о природе тела, чувств, психики и элементов сознания.

Мани — санскритское слово, оставленное в тексте в транскрипции (кит. мони бао — “драгоценность мани”), и означает, собственно, драгоценность. Здесь, вероятно, имеется в виду чантамани, волшебная драгоценность, исполняющая желания, один из атрибутов Будды и вселенского монарха — Чакравартина (кит. чжуань лунь шэн ван) из набора “семи сокровищ”.

Своеприродность — точная калька китайского цзы син (самобытие, санскр. свабхава).

Благо счастья (кит. фу дэ; санскр. пунья) — заслуги, приобретаемые на Пути буддийского самосовершенствования.

Здесь представляется необходимым прокомментировать также термин “не-пребывание” (кит. бу чжу; санскр. апратиштха), связанный с основами “практического разума” шуньявадинского учения (он обозначает тип поведения, предполагающийся пониманием шуньяты, пустотности всего): это свобода, спонтанность, непривязанность, отсутствие ригидности во взглядах и т. п.

Дхармовая природа (кит. фа син; санскр. дхармата) — природа всех дхарм как истинная реальность.

То есть отсутствие привязанности к какой-либо сущности или отдельному аспекту реальности.

Три Драгоценности (кит. сань бао; санскр. триратна) — три высшие ценности буддизма: Будда, Дхарма (Учение) и Сангха (монашеская община). Приобщение к буддизму знаменуется “принятием прибежища” в Трех Драгоценностях: “Поклонение Будде, поклонение Дхарме, поклонение Сангхе” (санскр. намо буддхайя, намо дхармайя, намо сангхайя).

Окончательная и безостаточная Нирвана (кит. цзюцзин у юй непань; санскр. ануттара анупадхишеша нирвана) — то есть высшая и совершенная нирвана Будды.

“То” и “это” (кит. би цы) — “объект и субъект”. См. прим. 178.

Покой исчерпания (кит. цзю цзин цзиме; санскр. ануттара ниродха) — дословно: “окончательное упокоение уничтожения”.

“Уничтожение” (имеется в виду уничтожение клеш, аффектов и заблуждений) — обычное в Китае обозначение нирваны.

Восемь способов (кит. ба чжун) — основные события житийного варианта биографии Будды Шакьямуни (см. ниже). В стандартном варианте, однако, обычно опускается “пребывание в утробе матери” и добавляется (после “ухода из семьи”) “победа над Марой-искусителем”.

Поворот Колеса Учения (кит. чжуань фа лунь) — начало Проповеди Будды. Махаяна выделяет три таких “поворота”: первая проповедь в Варанаси (Бенаресе) — начало Хинаяны, проповедь праджня-парамиты начало Махаяны, проповедь учения о “только осознавании” — завершение Махаяны.

Данное в “Трактате” перечисление обычно называется “восемью типами проявления Махаяны”.

Тушита (кит. доушуай тянь) — ближайшие к миру желаний небеса мира форм, на которых находится бодхисаттва (будущий будда) перед нисхождением на землю (своим последним рождением).

Имеется в виду пробуждение (санскр. аннутара самьяк самбодхи), обозначенное здесь, как в самых ранних переводах буддийских текстов на китайский язык, словом дао — “Путь”.

Асанкхейя (кит. асэнци) — дословно: “неисчислимый”. То есть имеется в виду не поддающееся исчислению количество космических циклов (кит. цзе; санскр. кальпа), необходимых для обретения нирваны.

Дана-парамита (кит. тань боломи) — парамита (совершенство) даяния.

Шила-парамита (кит. ши боломи) — совершенство соблюдения обетов нравственности.

Кшанти-парамита (кит. чаньти боломи) — совершенство терпения.

Свойства физического и психического (кит. шэнь синь сян; санскр. кайя-читта лакшана). Дословно: “свойств телесного и психического”.

Вирья-парамита (кит. билие боломи) — совершенство усердия.

Дхьяна-парамита (кит. чань боломи) — совершенство созерцания, медитации.

Праджня-парамита (кит. баньжо боломи, божо боломи) — совершенство премудрости.

Трансформирующее сознание (кит. чжуань ши; санскр. правритти виджняна) сознание, соотносящее себя с воспринимающим и мыслящим субъектом. Возникает вследствие неведения (кит. у мин; санскр. авидья). Смысл фразы заключается в том, что хотя истинной реальности как она есть и нельзя приписать никаких предикатов, тем не менее это условно приходится делать, поскольку иначе информация о ней будет недоступна для сознания, функционирующего только в рамках дихотомии “субъект-объект”.

Объекты (кит. цзинцзе; санскр. вишая) — в классической Абхидхарме — объекты восприятия.

Достижение Дхармового Тела Будды бодхисаттвами означает их полное единство с истинной реальностью как она есть и предполагает ее проявление и действование через них и их деяния по спасению живых существ.

Не опираются на письменные знаки (кит. бу и вэнь цзы) — здесь “Трактат” впервые формулирует принцип, положенный позднее в основу учения школы Чань (яп. дзэн), отвергавшей принципиальную возможность передачи истинного знания (т. е. пробужденного состояния сознания) через текст и знак вообще.

То есть и по исходной установке, и по результату между бодхисаттвами нет различий.

Здесь “Трактат” рассматривает и учение о “мгновенном пробуждении”, учение о котором стало специфичным для Чань (яп. дзэн), и учение о длительном Пути бодхисаттвы в качестве двух видов упайя (метод, кит. фан бянь), использующихся для воодушевления людей разных психических типов. В действительности же, несмотря на форму практики, все бодхисаттвы достигают пробуждения за три неисчислимые по времени длительности космических цикла.

Сознание кармического сознавания (кит. еши синь; санскр. карма виджняна читта) — одно из так называемых свойств трех тонких форм сознания (кит. сань чжун си вэй чжи сян).

Об этих “трех тонких формах сознания” Фа-цзан говорит: “Истинное сознание — это исконная мудрость, свободная от какого-либо различения. Сознание искусных методов — это мудрость, которая после обретения пробуждения свободно действует во имя спасения других. Третье, сокрытое сознание, есть сознание-сокровищница, являющееся основой других двух типов мудрости” [ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 280в] .

Мир форм (кит. сэ цзе; санскр. рупа дхату) — второй из трех миров буддийской космологии, образующих сансару. Здесь имеется в виду небо Акаништха — высший уровень этого мира.

Мгновенно — здесь употреблен иероглиф дунь, ставший передавать идею мгновенности или внезапности в чаньском (дзэнском) учении о “мгновенном (внезапном) пробуждении” (кит. дунь у).

Еще один “проточаньский” момент учения “Трактата”, поскольку сравнение сознания с зеркалом стало одним из важнейших образов этой школы. Ср. инцидент со стихами Шэнь-сю и Хуэй-нэна при выборе шестого патриарха этой школы, в которых образ зеркала и его очищения от пыли стал центральным: “Светлое зеркало следует постоянно очищать от мирской пыли” (Шэнь-сю) и “Светлое зеркало не имеет подставки, откуда же взяться пыли мирской?” (Хуэй-нэн).

Второй четвертый пункты данной классификации воспроизводят принцип Трех драгоценностей буддийского учения — принципы Будды, Дхармы (Учения) и Сангхи (монашеской общины).

Бодхи (кит. пути) — пробуждение, просветление.

Дхута (кит. тоуто) — различные виды аскезы и самоограничения. Употребленное здесь же выражение “довольствоваться малым” (дословно: “знать меру достаточного”, кит. чжи цзу) восходит к “Дао-дэ цзину”.

Мара — демон чувственных наслаждений и искушений древнеиндийской мифологии, искушавший царевича Сиддхартху Гаутаму (будущего Будду) во время его заключительного перед обретением пробуждения созерцания под древом бодхи. В махаянских текстах Мара обычно выступает в качестве метафоры аффектов и страстей (кит. фань нао; санскр. клеша).

Приостановление (кит. чжи) и созерцание (кит. гуань) — базовые термины буддийской психотехнической йогической практики, восходящие к самым ранним пластам буддийской канонической литературы; их санскритские аналоги — шаматха (умиротворение) и випашьяна (аналитическое созерцание).

Шаматха предполагает достижение полного успокоения психики и приостановление всех психических процессов, випашьяна — аналитическую медитацию об элементах психофизического опыта — дхармах. Эти два аспекта буддийской практики строго взаимодополнительны.

В Китае теорию “приостановления — созерцания” развили мыслители буддийской школы Тяньтай, прежде всего, ее третий патриарх и фактический основатель Чжи-и (539 597), написавший два основополагающих трактата на эту тему — “Великий трактат о приостановлении и созерцании” [ Мохэ чжи-гуань] и “Малый трактат о приостановлении и созерцании” [ Сяо чжди-гуань] , ставшие авторитетными буддийскими текстами также в Корее, Японии и Вьетнаме.

Китайское слово и означает как волевой, так и мыслительный импульс. В употребленном здесь выражении чжэн и можно при желании увидеть реминисценцию о конфуцианских выражениях “выпрямление разума-сердца” (кит. чжэн синь) и “делание искренней воли” (кит. чэн и) [ Да сюэ] .

Выделенный курсивом текст восстановлен по комментарию Фа-цзана [ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 283б] .

Правильное памятование (кит. чжэн нянь; санскр. самьяк смрити) — седьмая ступень Благородного Восьмеричного Пути, предполагающего целостный и всеохватный контроль над всеми психофизическими аспектами и функциями, образующими эмпирическую личность.

Собственное свойство (кит. цзы сян; санскр. свалакшана) это то, что характеризует нечто единичное и индивидуально неповторимое (а, следовательно, согласно буддийскому номинализму, и сущее) в данный единственно реальный момент времени (санскр. кшана).

Слова, выделенные курсивом, восстановлены по комментарию Фа-цзана [ Трипитака годов Тайсё, т. 44, с. 283в] . Фраза выше (“Если практикующий встает со своего места, ходит туда-сюда...”) приводится в тяньтайском тексте “Малый трактат о приостановлении и созерцании” Чжи-и, что определило огромную авторитетность “Трактата о пробуждении веры в Махаяну” для тяньтайской традиции. Однако такие крупные ученые, как Сэкигути Синдай и Ёсито Хакэда, считают этот пассаж позднейшей тяньтайской интерполяцией в текст “Трактата”.

Самадхи (кит. саньмэй) — восьмая, завершающая ступень Благородного Восьмеричного Пути; предельная форма сосредоточения, переходящая в транс и полную транквилизацию психики.

Самадхи одного действия (кит. и син саньмэй; санскр. экачарья самадхи) — очень важный термин махаянского буддизма, восходящий к праджня-парамитским сутрам и ставший играть исключительную роль в школах дальневосточного буддизма — Тяньтай (как одно из четырех базовых форм самадхи), Цзинту (как предельное сосредоточение на имени будды Амитабхи) и Чань (как аналог мгновенного пробуждения). Обозначает транс самадхи как переживание полного недвойственного отождествления с истинной реальностью, как она есть. Иногда (в частности, в поздних редакциях переводимого трактата) называется также “самадхи одного свойства” (кит. и сян саньмэй; санскр. экалакшана самадхи).

Внешние учения, или внешние пути (вай дао; санскр. тиртхика), небуддийские религии и философские системы.

Дхарани (кит. толони) — заклинательные или мнемонические формулы, особенно характерные для тантрического буддизма.

По-видимому, здесь содержится имплицитная критика крайних последователей радикальной Мадхьямики (Мадхьямика прасангика), по существу склонявшихся к крайности нигилизма и отрицавших “таковый”, истинно-сущностный характер пустоты как синонима абсолютной реальности.

То есть, частично буддийской, а частично — “внешней”.

Весьма интересно сравнить искушения буддийского йогина и “прелести”, описанные в святоотеческой аскетической литературе, где также часто сообщается о демонах, принимающих облик ангелов, святых и даже Христа и стремящихся через это соблазнить подвижника.

Обычные люди, или обыватели (кит. фаньфу, фаньфу чжи жэнь; санскр. притхагджхана) — простые люди, не вставшие на Путь совершенствования того или иного учения.

Концепция семьи (санскр. готра; на китайский язык обычно передается словом син — “природа”, “природная сущность”) характерна для поздней Махаяны и Ваджраяны. Семья Татхагаты группа бодхисаттв высших способностей, способных к реализации природы Будды.

Троемирие сансары — миры желаний, форм и не-форм, образующие сансару как мир циклического существования рождений-смертей.

Благознание (кит. шань чжиши) — мудрость, основанная на фундаменте буддийского мироощущения.

То есть всех миров — основных и дополнительных сторон света, верха и низа.

Мирские деятельные дхармы (кит. ши цзянь ю вэй фа; санскр. лаукика санскрита дхарма) — дхармы, то есть элементарные психофизические состояния, подверженные эмпирическому “быванию” и конституирующие сансарический опыт живого существа.

Здесь демонстрируется Первая Благородная Истина буддизма — истина о страдании (кит. ку; санскр. духкха) как фундаментальной характеристике сансары, которое тесно связано со всеобщим непостоянством (кит. у чан; санскр. анитья).

Ср. заключительную гатху “Алмазной сутры” (“Ваджраччхедика праджня-парамита сутра”):

Как на сновидение, иллюзию,

Как на отражение, пузыри на воде,

Как на росу и молнию,

Так следует смотреть на все деятельные дхармы.

Мир Саха — наш мир (троекосмие), сосуществующий с бесчисленным количеством других аналогичных миров.

Земли Будды (кит. фо ту; “поля Будды” — санскр. буддхакшетра) “очищенные” миры, превратившиеся в некоторое подобие “рая”; называются часто также “Чистыми Землями” (кит. цзин ту).

Западная земля Высшего Блаженства (Цзи лэ ту; Сукхавати) будды Амитабхи — наиболее известная и почитаемая из всех “Чистых Земель”. Согласно махаянским сутрам, создана бодхисаттвой Дхармакарой, ставшим буддой Амитабхой (Амитофо) во исполнение обета. В дальневосточном буддизме по существу превратилась в рай, цель устремлений масс верующих.

Культ Сукхавати вылился даже в создание особой школы Чистой Земли (Цзин ту цзун), последователи которой считают почитание будды Амитабхи и медитативное повторение его имени важнейшим средством для обретения рождения на этой Земле, ведущего впоследствии к пробуждению и обретению нирваны.

Данный фрагмент не обнаружен ни в одной из сутр традиции Чистой Земли (Малая и Большая сутры об Амитабхе, сутра о созерцании Амитаюса; Амитаюс — один из аспектов Амитабхи) или в близких к ней канонических текстах. Вместе с тем, наличие данного фрагмента обусловило очень высокий авторитет “Трактата о пробуждении веры в Махаяну” среди последователей культа будды Амитабхи. Не исключено, однако, что данный фрагмент был включен в текст “Трактата” позднее, в качестве интерполяции. Если учесть отмечавшуюся выше связь учения “Трактата” и школы Тяньтай, то наличие подобного рода фрагментов-интерполяций не удивительно, поскольку школа Тяньтай находится в несомненной генетической связи с традицией почитания будды Амитабхи.

Согласно буддийской космологии, “большой тысячей миров” называется космологическая единица, обозначающая тысячу тысяч обычных миров, аналогичных нашему тройственному миру.

См. прим. 195.

См. прим. 205.